Петербургские арттерапевты

О значении рисования для общего образования ребенка писал Французский философ XVIII в. Ж- Ж- Руссо. Он утверждал, что первоосновой рисования как учебного предмета должно являться не подражание образцам, а познание ребенком природы и развитие «тонкости чувства»: «Итак, я остерегусь приглашать для него учителя рисования, который научит его подражать подражаниям и рисовать с рисунков; я хочу, чтобы у него не было другого учителя, кроме самой природы, и других образцов, кроме самих предметов.

Я хочу, чтобы у него перед глазами был сам оригинал, а не бумага с его изображением, чтобы он рисовал дом с дома, дерево с дерева, человека с человека и приучался таким образом наблюдать тела и их видимые формы, а не принимать ложные и условные подражания за верные».

Но, несмотря на авторитетные высказывания об огромной роли рисования как общеобразовательного предмета, оно было введено в круг школьных учебных предметов лишь в начале XIX в. И настойчивым проводником этой идеи в жизнь был швейцарский педагог И. Г. Песталоцци. Он не был художником и не оставил профессиональных методических рекомендаций по обучению рисунку, но его общие замечания представляют несомненную педагогическую ценность.

Песталоцци считал, что все знания исходят из числа, формы и слова. Первым шагом к познанию служит созерцание. Чтобы усвоить искусство осмысленного созерцания, необходимы специальные упражнения, которые приучат глаз смотреть на все, сравнивая и группируя. И наилучший способ так учиться смотреть — это рисование с натуры, так как натура доступна наблюдению, осязанию и измерению.

Отправить комментарий