Внутреннее самоуспокоение

Что же касается неуверенности, сомнений, колебаний и т. п. как психологических атрибутов творческой профессии.- для меня это факт несомненный. И в первую очередь применительно к таким профессиям, как музыкально-исполнительская, или, скажем, профессия актера.

Я уже говорил ранее и считаю нелишним повторить: здесь, в этих профессиях, практически невозможно что-либо окончательно зафиксировать. Нельзя закрепить раз и навсегда, на манер туго завинченной гайки. В любой момент все может рухнуть, развалиться, пойти насмарку, как бы прочно Вы ни сработали тот или иной «узел», элемент, деталь и проч. У Вас может тысячу раз получиться какой-нибудь технически сложный пассаж — а на тысячу первый Вы на нем споткнетесь. Причем в самый неподходящий момент. И никому тут уже /ничего не докажешь: осечка есть осечка. Перечеркнутым окажется многомесячный труд.

Г. Цыпин: Да, в этом смысле сценическая деятельность особенно трудна. Писатели, композиторы, живописцы, архитекторы —те могут добиться своего не сегодня, так завтра; не завтра, гак послезавтра. П. И. Чайковский рассказывал молодому И. Э. Грабарю: «Я каждое утро сажусь за работу и пишу, и если из этого ничего не получается сегодня, я завтра сажусь за ту же работу снова, я пишу, пишу день, два, десять дней, не отчаиваясь, если все еще ничего не выходит, а на одиннадцатый, глядишь, что-нибудь путное и выйдет».

А вот артист, что на концертной сцене, что на театральной,- тот обязан добиться «путного» именно сегодня, сейчас, в данный момент. Ни на секунду не позднее положенного. И это, понятно, психологически сковывает, вносит особую остроту в переживания, связанные с работой. Остроту до болезненности… Д. Шафран: Потому-то многие большие исполнители и живут в состоянии хронического нервного напряжения, постоянной душевной взвинченности. Ничего не поделаешь — неотъемлимая принадлежность профессии, как мы с Вами только что говорили. Так сказать, «привилегия» ее… ?

Подписаться, не комментируя

Отправить комментарий