Примеры, подобные приведенным выше

Особенно показательна в этой связи жестикуляция. В повседневной жизни мы часто судим о людях по их жестам, характерным телодвижениям; то же и когда человек на сцене. В игровых жестах пианиста и скрипача, вокалиста и дирижера (последнего, разумеется, прежде всего) можно почувствовать его характер, темперамент, возраст, эмоциональный склад, культурный потенциал; словом-«я» человека. Сравним но этому признаку, […]

О Скрябине-человеке

Я был загипнотизирован этим единством, так сказать, человеческого и художественного в его искусстве». То же, в общем, могло бы быть сказано в адрес всех ярких, значительных артистов — Г. Нейгауза, К. Игумнова, Д. Ойстраха, А. Пазовского, Н. Рахлина, С. Кнушевицкого и многих-многих других. Потому-то С. Фейнберг — пианист, педагог, мыслитель — и говорил, что «артист […]

Черты наружности Шопена

О Скрябине-человеке его современники писали: «чрезвычайно подвижный, нервный, в моменты подъема и увлечения весь точно сотканный из электрических токов, изысканно утонченный, изящный, чуткий, истинный аристократ духа…». Сравним это с тем, что подчеркивалось в Рахманинове: «громадного роста, с крупными чертами аскетически сухого и бритого, всегда бледного лица, суровым взглядом…

Вспомним описание внешности Бетховена

Впрочем, сейчас хотелось бы сосредоточиться на другом. На том, что внешность художника связана не только с его внутренним миром, но и — самое любопытное!- с его индивидуальным творческим стилем, манерой, общим характером художественной деятельности. Одно здесь вполне очевидно соотносится с другим. С точки зрения психологической науки тут много интересного, хотя пока что и не совсем […]

О физиогномике в свое время

О физиогномике в свое время много говорилось; труды Г. Лафатера, Т. Пидерига, И. Сикорского привлекали в прошлом столетии живейшее внимание. Нельзя сказать, что нынешняя психологическая наука ушла в этом направлении далеко вперед. Однако то, что существенных успехов не наблюдается, еще ни о чем не говорит — кроме того, что никто, ни один крупный талант, пока […]

Связи между «внутренним» и «внешним» в искусстве

Повторим, внутреннее и внешнее в искусстве, диффундируя (просачиваясь) одно в другое, соединено узами органичными и нерасторжимыми. Правда, узы эти не всегда на поверхности. Их надо почувствовать, угадать. И в этом великая притягательная тайна искусства. О «внешнем» и «внутреннем» в художественно-творческой деятельности Связи между «внутренним» и «внешним» в искусстве, о которых говорилось выше, оборачиваются еще одной […]

Д. Штольница

Разумеется, неверным было бы примитивизировать высказанные положения — ставить абсолютный знак равенства между художником и его творением, считать, что взаимоотношения тут строятся по формуле «один к одному». (В этом смысле некоторые из высказываний, помещенных выше, страдают, разумеется, известными преувеличениями.) Прежде всего, художник выражает в искусстве, как правило, лучшую часть своего «я» -во всяком случае, настоящий, […]

Всякая интерпретация

Из того, что выше приводились высказывания одних литераторов, отнюдь не следует, что «опредмечивание» (но Гегелю) человека в продуктах его творческого труда происходит лишь в искусстве Слова. То же и в других искусствах, не исключая музыки. У Б. Вальтера есть образное сравнение: «В звучании она музыка становится «проводником индивидуальности», подобно тому, как металл является проводником тепла».

Советская психологическая наука

Надо сказать, что подобные воззрения не являются особо новыми, неизвестными до нас; они находят опору в самых авторитетных научных концепциях прошлого. По Гегелю, например, поступки и действия человека — это «опредмечивание» его самого. Маркс писал в «Капитале», что в труде «субъект переходит в объект». Терминология, конечно, специфическая и не слишком простая. Однако речь, в общем, […]