Говоря о свободе самовыявления мысли

Говоря о свободе самовыявления мысли, раскрепощенности ее в процессе творчества, нелишне вспомнить, что некоторые умеют содействовать этому (и довольно эффективно!) через определенный внутренний самонастрой. Умеют, владея какими-то психическими рычагами, подбодрить себя во время работы, поддержать, поощрить… Способность завидная. Повторим то, о чем разговор мельком уже заходил: веря, что делаешь что-то хорошо, начинаешь действительно делать это […]

Любопытный нюанс

Это имеет смысл в силу ряда причин. И прежде всего потому, что нейтрализуются, гасятся отрицательные эмоции, навеваемые несовременными сомнениями, некстати зашевелившейся в душе художника неуверенностью и т. п. Не случайно, многие выдающиеся мастера настаивали на вполне определенной внутренней позиции в отношении труда: «прежде всего — с радостью, с удовольствием». Отнюдь не так наивно, как может […]

Сама логика деятельности

Сама логика деятельности не позволяет подчас задерживаться на месте, не дает отвлекаться в сторону. Разгоряченный трудом, художник смело отбрасывает любые колебания, которые, казалось бы, еще совсем недавно безнадежно расщепляли ему душу. Он не думает о них ибо думает о другом: мысль человека в минуты взлётов и увлечений тяготеет обычно к «гомофонным», а не «полифоническим» образованиям. […]

Суть в принципе

Причём одни более или менее сознательно манипулируют соответствующими психическими механизмами «включения — выключения», другие — таких большинство делают это интуитивно, неосознанно. Просто ощущают, как говорится, «нутром» — что им необходимо в интересах дела и когда. Трудно представить, например, артиста более требовательного к себе, нежели был знаменитый в прошлом дирижер А. Тосканини; его безжалостная самокритичность, по […]

Есть сомнения

То есть, находясь в движении, в процессе. Тут сомнения не то, что излишни — они вредны; из всех помех они самые нежелательные. Кто-то удачно сравнил самокритику художника в момент работы с пилой, подтачивающей стул, на котором он сидит; сравнение удачное. Представим себе: актер, засомневавшийся в ходе спектакля — точно ли определен им рисунок роли, правильно […]

Сомнения в процессе творчества

Интересный момент. Сомнения, присущие творческому человеку, преломляются нередко в весьма своеобразное ощущение: мол, все, что делалось им до сих пор,- слабо, мелко, незначительно. Неловко и вспоминать… Не случайно, некоторые художники действительно предпочитают не возвращаться к ранее сделанному — ни мысленно, ни в разговорах. Одна надежда: на то, что в работе сегодня. А еще вернее, на […]

Сомнения в себе некоторых великих художников

Не будет, видимо, ошибкой сказать, что подобные состояния знакомы всем большим мастерам. Кому-то в большей степени, кому-то в меньшей — в зависимости от душевной конституции, склада нервной системы,—но в принципе всем. Почему, дать ответ несложно. Потому, прежде всего, что творческий труд — по природе своей, особенностям, специфике — неизбежно, сам по себе, рождает острые коллизии, […]

Мыслить — значит сомневаться

Сомнения в себе некоторых великих художников и мыслителей представляются, на первый взгляд, чуть ли не парадоксальными. С трудом верится — могло ли такое быть. Всерьез ли, «по правде» ли не доверяли себе — и как! -крупнейшие, единственные в своем роде дарования… Двадцатипятилетний Л. Толстой, будучи уже автором «Детства», задается вопросом, есть ли у него литературный […]

Душевное ожирение

Итак, душевное ожирение — опасная вещь. Опасная тем, что оно приятно, «комфортно» — а потому действует расслабляюще; тем, что подкрадывается незаметно и исподволь, от успеха к успеху. Тем, главное, что сбросить душевный жир еще труднее, чем телесный. И вот уже, к примеру, какой-нибудь титулованный актер — при всем его неоспоримом мастерстве — не в силах […]