Осознанное желание своей смерти.

Наверняка помогла бы терапия и медикаменты, чего я просто не могу себе позволить.

Мне 20.

Просто вкратце опишу свою жизнь и свои чувства в настоящий момент.

Все подробности узнавал от матери.

Отец — очень слабохарактерный и непорядочный человек; мать — хорошая женщина, но с мазохистскими наклонностями (жестокое воспитание), отчего, по её словам, она промучилась 15+10 лет с разными мужчинами в качестве домработницы и/или кошелька. О любви речи не идёт вовсе.

Старшая сестра 1989 года, я — 97-го. Оба от первого брака.

До 6-ти лет меня жутко опекали и черезчур любили, не давали шагу сделать, сюсюкались.

Мои проблемы начались в саду, в возрасте 4 или 5 лет, точно не знаю. Я боялся сверстников и много болел, по словам матери, отчего побывал в саду около двух месяцев. Начальную социализацию не прошел.

В 6 лет пошел в школу, в классе был самым младшим. Всю жизнь в школе проклинал всё и себя за то, что я такой маленький и неразвитый что физически, что социально.

А из-за залюбленности и возвышания со стороны родных развилось ядовитое себялюбие и нарциссизм.

В третьем классе родители разводились после знакомства мамы с отчимом. Я сменил фамилию на материнскую. Фамилия отца была — Мусоров. Отец был против этого, но отчим похлопотал.

Около года отчим прожил с нами, но был совершенно неуравновешенным человеком, психику сломали в армии и в 90-х, немного сидел. Алкоголь превращал его в монстра. Затем перестал жить с нами, похлопотал дедушка, отец мамы.

До 6-го класса я был круглым отличником. Во дворе и в школе уважения как такового ко мне никто не питал. В секции не отдавали, рвения не проявлял. Играми на улице не увлекался, вообще играл с ребятами посредственно. По вечерам по праздникам, когда одноклассники или друзья собирались где-нибудь вместе — я испытывал лютое одиночество, помню это ощущение, когда стоишь во дворе совсем один. Так было и в школе вообще всегда, и в дальнейшей жизни ( хс )

В 7-ом классе отчим решил отдать меня на рукопашный бой. Но я был младше на три года самого старшего там. Из-за ветрянки бросил. Из-за неё просидел месяц дома. И после такого долгого безвылазного домоседства по возвращении в школу начался настоящий ад. Если до этого со мной просто не общались, то здесь начали жестоко издеваться, и учеба пошла из-за пропуска занятий на спад, отличником я оставался только потому что меня стали тянуть.

Флешбек: в ранних классах меня часто била одна девочка, в шутку, и я воспринимал это как шутку. И уже тогда случайные издевательства присутствовали.
Но теперь стали последовательными и каждодневными. На переменах я бегал в уборную позвонить в слезах маме, какой-то период точно.

Мне плевали на личные вещи, даже в лицо. Называли только ботаном, никогда по имени. Слали как здрасте и обзывали. Таким я был ничтожеством.

Однажды с комом в горле, классе в 8-ом я подошел к самому сильну однокласснику, с богатыми к тому же родителями и спросил, как мне стать таким же сильным, как он. Первое теплое и нежное что я слышал в школьные годы я услышал тогда от него. Он посоветовал, как мне «набратся ростика» — рассказал, как готовить морковный салат и позвал с ним в секцию дзюдо. Проходил год, потом каникулы жил в деревне, а с нового учебного года идти опять побоялся.

Издевательства продолжались, как бы я не пытался давать ничтожный отпор, будто маленький злобный зверёк.

В свободное время играл на компьютере, никуда не ходил. Моя великая отдушина. Раздвоение реальности.

В 10 классе я вызвал драться самого крупного, но не сильного, в классе парня и потерпел быстрое позорное поражение, побоявшись и удар то нанести. Через полгода — та же история с парнем поменьше, но посильнее.

Вскоре двое самых сильных одноклассников хотели меня изнасиловать, скрутили и повалили у меня дома, но пожалели.

Мое духовное развитие всегда было слабым. Родители выросли в деревне, а я в промышленном городе в восточном Казахстане.

Девушки, конечно, не было.

В 2013 мама и я переехали в Питер к её брату, моему дяде. 11 класс заканчивал здесь. Идти в школу было страшно.

Но в Петербурге все люди невероятно благородны. И у меня появились, впервые, как мне показалось друзья, но остался только один, поскольку дружить то я не умел и до сих пор не понимаю как ( хс )

Появилась девушка, ненадолго. Любила жалеть парней. Моя первая. В 17 лет. Вторая и последняя — случайная связь.

Мать вынуждена была отдавать всю себя общению с неадекватным отчимом в Казахстане, и уборке и стирке у него дома. Так что после моего поступления в универ, зимой 2014-го, он приехал к нам, сюда…

Мать дала ему наш адрес.

Ситуация с алкоголем повторялась. Я не мог ничего с ним сделать. Самая лютая моя ненависть к себе — из-за моей физической неразвитости и страха перед другими людьми.

Я учился в ж/д вузе ( хс ), и в конце первого курса, как только исполнилось 18, решил выучиться на курсах и поработать проводником, чтобы провести наконец ударную социализацию: ядовитое чувство одиночества, неприспособленности и ненужности не покидало. А студенческая жизнь закипела, все нормальные студенты нашли занятия по душе или хотя бы просто друзей. Я оставался совсем один.

Конечно же, я не был совершеннейшим изгоем. Общался по мере того, как мог себе позволить и осмелиться, но желание присутствует всегда, они такие хорошие!! Я бы все отдал за возможность создавать искренние дружеские связи и здоровые взаимоотношения с девушками.

Проводником проработал полтора года. Все деньги отдавал отчиму, выбора я себе не мог позволить из-за страха. Он в это время начал жестоко промывать мне мозги: поносил в самых грубых выражениях всех моих родных, которые воспитали из меня морального урода. Но когда я приносил деньги — хвалил. Часто вел себя неадекватно.

В ноябре прошлого года я уволился без его ведома, я уже неплохо подрабатывал в другом месте и хотел уйти туда совсем.

Узнав об увольнении избил и с синяками повёл в церковь.

Не давал жить с тех пор совершенно.

Единственный в Питере друг в марте этого года помог мне уйти из дома…

Всего полгода я живу самостоятельно.
Ощущение, будто эти полгода — это всё, что у меня было в жизни.
Первое время я жил у девушки, которую не знал до этого никак. Затем и по сей день — в комнате в коммуналке.

Самое мощное обострение душевной боли за всю жизнь налало происходить по мере знакомства с новыми людьми. В чьи Души я влюбляюсь каждый день. Сам себе же кажусь не совсем адекватным.

Я очень много читал по психологии и стараюсь крепко держать в себе своих демонов, чтобы выжить.

Но жить я совершенно не умею. Так, как умеют люди, с которыми меня сталкивает жизнь.

Сейчас у меня нет работы, так как неадекватный отчим спугнул меня с предыдущих.

Мне видится идеальным исходом — убить его и затем себя, в теплой ванной, в квартире, где я жил с ним и мамой 2 года.

Для этого полгода я изнурительно тренируюсь, питаюсь, как никогда.

Настоящее безумие накрывает.

Особенно от того, что, струсив, я бросил две прекрасные работы, куда он стал наведываться пьяный и обезумевший.

И теперь мне никуда не хочется устраиваться.

А друзья заставляют, поддерживают. А я такой слизняк, даже не ценю этого.

Полгода, что живу один, начал проводить лютую работу над своим телом и психикой. Тренируюсь и смотрю репортажи уличных боев. И вообще жестью мозг загружаю.

Убиваю в себе страх…

Но еще, совсем недавно, я увидел, как искренне и тепло люди могут любить и дружить…

На работах я появляюсь, но очень редко, так как нашли замены. А терять мне уже нечего. Мать ушла от отчима. А мне что терять? У меня в душе никогда не было ничего, кроме страха и себялюбия.

На день рождения сотрудницы (коллектив 18-23 года) её лучшая подруга собрала нас, и устроила потрясающий праздник, на каких я ещё не был. Там царила такая любовь, которую я просто не способен испытать.

Я становился свидетелем прекрасных событий, где люди так стараются друг для друга, так нежно и искренне общаются…

Я и вправду кажусь себе моральным уродом, так как не умею так же.

В слова не заключить, какую боль испытываешь от ощущения проходящей мимо твоей никчемной души юности и напрочь утраченной в детстве по мере взросления чести, а быть может и никогда не обретенной.

Не знаю куда себя деть. Сейчас мне стало легче, но через час нахлынет снова, я знаю.

Подписаться, не комментируя

Отправить комментарий